БЛОГИ

Капелланство – необходимость для современной Украины

 

История капеллана Александра Решетника

Можно было бы вернутся к прежней спокойной жизни. Но я не мог уже жить как раньше… 

До 2014 года я жил тихой, спокойной жизнью. У меня прекрасная жена и четверо детей. В нашей семье все христиане и мы посещаем церковь. Я в церкви работал с подрастающим поколением. Никогда бы не мог подумать, что эти дети будут знать, что такое «война».

В 2014 Славянск был оккупирован. Взрывы, смерть, слёзы, голод, паника нежданно ворвались в жизнь каждого человека. Моя семья оставалась в Славянске на протяжении месяца, но потом переехали в Святогорск. В это время в городе происходили страшные вещи: летали снаряды, и никто не знал куда они попадут в следующий раз. Паника нарастала. Вместе с церковью «Добрая весть», я начал помогать людям. Каждый день, с утра до вечера, раздавали помощь людям и эвакуировали местных жителей. Домой возвращался к полуночи.

Бог нас хранил и мы выжили. Славянск чудесным образом был освобожден. Оккупанты убежали. Но война не закончилась в соседних посёлках . Можно было бы вернутся к прежней спокойной жизни. Но я не мог уже жить как раньше. Я понимал, что есть люди, которые продолжают находиться в сложнейших обстоятельствах: без хлеба, воды, под постоянными обстрелами. Им нужна помощь.

Каждый день мы привозили людям помощь и эвакуировали людей с прифронтовой зоны: Горловка, Первомайск, Золотое, Углегорск, Дебальцево, Мироновский. Нужно было ездить ежедневно, так как люди голодали, мы не могли спать спокойно, зная это.

Вскоре в Углегорске был открыт первый миссионерский центр, где каждый желающий мог получить продуктовую и духовно-психологическую помощь. Молились все, даже атеисты, и Бог помогал им выжить.

В 2016 году началась так называемая окопная война. Стрельбы по мирным жителям стало меньше, а больше начали бомбить военных. Каждый раз проезжая блок посты, соприкасаясь взглядом с мужественными солдатами, понимал, что внутри них тоже есть страх и боль. Они видели и раненных, и убитых братьев.

Эта мысль не давала мне покоя. Я видел много волонтеров, которые привозили помощь военным, но я знал что «не хлебом единым жив человек». Каждому солдату, как никому, нужно с кем-то поговорить, высказаться.  Военные никогда не отказываются от молитвы. Там, под пулями, они все верят в Бога.  С того времени мое сердце стремилось всячески помогать им не только физически, но и духовно. Так я и стал капелланом.

Капелланская работа – это ответ для военнослужащих. Солдаты часто сталкиваются с стеной непонимания и ненависти от гражданских, особенно когда возвращаются в мирную жизнь.  Каждый солдат АТО рано или поздно остаётся один на один с посттравматическим стрессовым расстройством. Именно поэтому, необходимо капелланское служение.

Я хочу, чтобы ребята научились в трудные периоды обращаться к Богу, не обращать внимание на равнодушных людей, преодолевать психологические и моральные травмы.

Каждый день я с воодушевлением еду на блок посты к военным. Они меня ждут и всегда встречают с радостью. Им так необходима наша поддержка. По пути я заезжаю к гражданским в прифронтовые города. Там живут такие же люди, как и мы. Каждое утро просыпаются в надежде, что настанет мир. Дети учатся в школах под грохот снарядов.

Это и есть мое призвание – помогать детям, людям, военным.

Война ещё не закончилась, а значит и миссия моя продолжается.

Интервью записала Светлана Череватенко